/ Останки солдата из Риддера обнаружили в районе крупного сражения
10 мая 2019 года, 14:20
Леонид Троценко

Останки солдата из Риддера обнаружили в районе крупного сражения

Это повествование о том, как удалось вернуть на родину не только воспоминания об Алексее Медведеве, но и его личные вещи
Источник: Устинка LIVE Фото: Устинка LIVE
Останки солдата из Риддера обнаружили в районе крупного сражения
Эти строчки высечены в граните невдалеке от северной столицы России под Санкт­-Петербургом. В районе Синявинских высот. Здесь в годы войны полегли сотни тысяч советских солдат, ценою своей жизни отстоявших независимость и свободу большой и многонациональной страны. Среди павших героев значится и наш земляк ­ Алексей Павлович Медведев, призванный на фронт из Лениногорска в первые месяцы смертельного лихолетья.

До февраля 2014 года он числился в списках без вести пропавших. Долгих 70 лет.

"Сотрем еще одно белое пятно…"


Все началось с обращения в редакцию риддерской городской газеты "Лениногорская правда" командира Санкт-Петербургского поискового объединения "Малая Охта" Виктора Юхневича. В сообщении была весть-просьба: найдены останки воина. В кармане истлевшей гимнастерки обнаружен так называемый посмертный медальон - пустая гильза от патрона с запиской, где указаны имя и фамилия солдата, а также координаты дома и родственников: Лениногорск, улица Пролетарская, Казахская Республика, Анна Медведева.

- Если удастся найти его родственников, - писал поисковик, - то мы сотрем еще одно белое пятно в истории войны. Выполним долг перед теми, кому не довелось вернуться домой. Принесем благую весть еще в одну семью, где помнят и чтят своих родных.

Публикация этого обращения тогда не принесла ожидаемых результатов. Тогда сообща с сотрудниками местного историко-краеведческого музея были обследованы архивные документы, опрошены те, кто могли хоть что-то знать о родственных связях А.П. Медведева. Удалось лишь узнать, что до призыва в армию восемнадцатилетний молодой человек трудился на горнорудном производстве - местной обогатительной фабрике. Визит на улицу, которая была упомянута в медальоне, был тщетным. Здесь появились новые дома, выросло новое поколение. Развалины поросли травой. Результатов не дала даже попытка при помощи телефонного справочника с координатами всех Медведевых, проживающих ныне в Риддере, найти хоть какую-то пресловутую ниточку, связывающую носителей данной фамилии с павшим героем.

Все достаточно резко сдвинулось с мертвой поисковой точки в январе. Когда все, кто хранят в сердце память о страшных 872 днях блокады города на Неве, чествовали очередную дату разрыва смертельных тисков вокруг Ленинграда. Одна из читательниц принесла весточку: в Риддере на окраине города проживает родственница Алексея Павловича. Отправившись по указанному адресу, встретился с бабушкой весьма преклонных лет. Александра Ильинична Гуслякова, родившаяся в 1932 году, пояснила, что является двоюродной племянницей погибшего солдата. Хоть и смутно, но помнит о том, каким был Алексей, как его провожали на фронт, как плакали родственники при получении похоронки. Но самым ценным в разговоре со старушкой было иное: она сообщила координаты родной племянницы воина, которая достаточно давно живет под Алматы.

- У нее остались даже фотографии дяди, - поведала Александра Ильинична. - Она многое помнит, может рассказать об этом человеке.

 Через неделю после этого разговора и телефонных переговоров в редакции появилась Александра Петровна Руковичникова. Не стесняясь эмоций и слез, она рассказала о дяде.

- Да, действительно, Алексей был родным братом моей мамы Анны Павловны, - говорит женщина. - Именно ее имя он и указал в своей последней записке. Очень хорошо помню, как мы с ним играли. Как он меня угощал конфетами и подстригал. Рядом с нашим домом был сарайчик, под его стенами он оборудовал импровизированную парикмахерскую. Письма, которые приходили от него с фронта, к сожалению, не сохранились. Но кое-что из них запало мне в память. О том, что к ним в часть, которая стояла под Ленинградом, приезжала группа кинохроники, снимала сюжет. Поэтому мы все обязательно бежали в кино, где показывали документальные фильмы о бойцах, в надежде увидеть родного человека. Затем пришло письмо, где дядя написал, что его ранило. "Но это не страшно, - были в нем строчки, - "подлатают", пойду вновь биться с фашистскими гадами, которые обязательно получат по заслугам за все беды и испытания, выпавшие на долю нашего народа". А потом пришли похоронки. Вначале на отца. Затем на дядю. Смотря на маму, которая, сгорбившись и уткнувшись в платок, содрогалась от всхлипов, ревели и мы. Понимая, что произошло что-то страшное и непоправимое, заставившее маму достать из сундука черный платок.

Там, где шли бои..

.
Сообщив в Санкт-Петербург о позитивном результате в обнаружении родственников, получили в ответ достаточно неожиданное предложение - командир поискового объединения был готов передать посмертный медальон солдата, медаль "За оборону Ленинграда", личные вещи Алексея Медведева.

- Более того, - предложил Виктор Юхневич, - окажем всяческое содействие при посещении мест, где воевал солдат из Лениногорска, где он принял свой последний бой.

Прежде чем рассказать все подробности командировки, небольшое отступление с пояснением: где, как и во имя чего воевал и погиб Алексей Павлович Медведев.

Воины-ленинградцы, задыхавшиеся от голода, холода, непрестанных бомбежек фашистской артиллерии, авианалетов, остановили врага у стен города. Одним из таких мест были Синявинские высоты. Возвышающиеся над Ленинградом на 50 метров. Идеальное место для корректировки огня, обстрела. На нем и укрепились фашисты. Внизу - наши воины. В чистом поле, на торфяных разработках, заполненных водой. Расстояние, разделяющее наши окопы и вражеские позиции, - не более 300 метров. За несколько месяцев при попытках преодолеть эту землю бесстрашия, отваги и мужества, под свинцовым огнем пулеметов здесь полегло, по весьма приблизительным подсчетам, 380 тысяч(!) наших бойцов. Молодых, веселых, строящих планы на мирное послевоенное будущее. Верных долгу, убеждению, что за ними не только Ленинград, но и матери, сестры, родной дом, тишина и спокойствие в нем.

- Информация о том, что найден неизвестный солдат, к нам поступила осенью, - рассказал Виктор Юхневич по дороге от дачного поселка в пригороде Санкт-Петербурга к березовой рощице, куда мы отправились на второй день после моего прилета в северный город. - Молодая семейная пара, гуляя с малышом, заметила кусочек каски, выглядывающий из земли. Попытались поднять - обнаружили внутри останки черепа. Позвонили нам. Начали раскопки. Сразу же нашли много останков. Годы берут свое, поэтому поясню: лучше всего сохраняются берцовые кости. Они больше, крепче…

А здесь еще и медальон. Записка в нем была хрупкая, как лед. Одно неверное движение - бумага может рассыпаться в прах. Поэтому пришлось погрузить на несколько дней находку в специальный раствор, пинцетом по миллиметру доставать содержимое, медленно разворачивать.

К счастью, получилось.

Даже сейчас, при воспоминаниях о вояже в пригороды северной столицы России, явственно ощущаю ту резь в глазах и давящий комок в горле, когда стоял над основательно засыпанным, поросшим травой окопом, где встретился со смертью наш земляк. О том, каким ожесточенным и кровавым было это месиво, говорит характерный пример: в окопе длиной десять метров поисковики обнаружили и подняли останки двенадцати солдат. Каски изрешечены пулями, расколоты осколками. Вероятно, они догадывались, что это их последний бой, последний рубеж. Но не дрогнули. Не отступили. Ловя грудью горячий свинец. Ради будущего. Ради нас…

В десяти метрах от окопа, где ребята нашли останки Алексея Медведева, местные жители установили небольшой деревянный памятник. Сюда с дачных наделов приносят обнаруженные весточки минувшей войны - каски, саперные лопаты, гильзы, осколки от снарядов. Набирая землю с бруствера окопа, чтобы привезти ее в Казахстан, ладонями уткнулся в металл. Под пятисантиметровым слоем грунта обнажился проржавевший пулеметный диск и пригоршня гильз. Эхо войны… Оно еще долго и долго будет бередить души и сердца.

По словам поисковиков, от количества обнаруженных останков бойцов удается идентифицировать не более двух процентов. К счастью, в их числе оказался и солдат из Лениногорска. Ушедший на фронт живым. Домой "вернувшийся" через 70 лет. Как символ стойкости, героизма.

Низкий поклон администрации Красногвардейского района Санкт-Петербурга. При большом количестве официальных гостей, в том числе консула нашей республики, заместителя командующего армией, где некогда служил Алексей Медведев, в одном из
лучших залов театра Буфф состоялась передача бесценных реликвий. В три рамки, под стекло, в обрамлении Георгиевских ленточек, были уложены гильза и записка, медаль "За защиту Ленинграда", пуговицы от амуниции, кусочек карандаша. Не исключено, что именно им Алексей Медведев написал свою последнюю весточку. Пришедшую в его родной город только через семь десятилетий.


Все это пополнило экспозицию Риддерского историко-краеведческого музея, став весомой составной раздела о Великой Отечественной войне.

Русский, дагестанец, казах


Посещая с провожатыми из культурной столицы России места боев и захоронений, в один из дней стал гостем линейки в школе-гимназии №344. Здесь усилиями учеников и учителей организован музей памяти старшего лейтенанта 131-го Гвардейского стрелкового полка 45-й Гвардейской стрелкой дивизии Михраба Сулейменовича Ибрагимова. Поисковики из отряда "Молодая гвардия" нашли останки этого дагестанского воина. По номеру ордена "Красная звезда" узнали, кому он принадлежит.

Делегация с Кавказа в свое время торжественно забрала останки воина на родину, со всеми воинскими почестями предала их земле. Внук погибшего офицера, названный в честь деда тоже Михрабом, регулярно посещающий Санкт-Петербург, где бережно хранится память о его предке, совершенно искренне сказал, обращаясь к школьникам: "Все мои родственники благодарят тех, кто вернули нам память о дедушке. Сюда я приезжаю как к родным людям, ставшим мне родственниками. Учусь в одном из институтов. Не боюсь хлесткой, как удар нагайки, фразы на улице, в метро: мол, понаехали… Знаю, что мой дедушка, идя в атаку, не делил солдат по вере, национальностям. Погиб во имя одного большого дела - Победы, которая и по сей день священна и выше всех предрассудков. Я - внук солдата. Этим горжусь".

Поскольку место гибели офицера из Дагестана находилось совсем неподалеку от окопа, где 70 лет лежал солдат из Лениногорска, есть все основания считать, что Михраб Ибрагимов был командиром Алексея Медведева. Вместе сражались. Вместе погибли…

На братском кладбище-мемориале "Синявинские высоты", где покоятся останки Алексея Медведева, почетное место занимает обелиск в честь Султана Баймагамбетова, призванного на фронт из Кустанайской области. Командир пулеметного отделения 147-го стрелкового полка 25 июня 1943 года грудью закрыл вражеский дзот, что позволило его товарищам прорвать оборону фашистов. За этот подвиг казахстанский парень был посмертно награжден званием Героя Советского Союза. Вряд ли нужны комментарии и к надписи на обелиске еще одному сыну нашей страны. Слова жгут правдой, западают в душу.

Еще раз вспоминаю предложения заместителя главы Красногвардейского района Санкт-Петербурга Евгения Разумишкина:

- Привозите ребятишек из Риддера к нам в город. Не только встретим, устроим, но и обязательно организуем экскурсию к местам боев, где гибли плечом к плечу русский, казах, дагестанец... Это лучшая инъекция против национализма, неофашизма, бандеровщины и прочей мути. Тот, кто хотя бы раз склонял голову в благодарность за подвиг дедов, прадедов в местах их гибели, не бросит пивную банку у обелиска воинам, не нацепит символику фашизма, отвергнет идеологию расового превосходства.

Не всегда память священна


А теперь о тех, кто без государственной поддержки, по зову сердца занимается поисковой работой в Санкт-Петербурге. В это объединение официально, с выдачей разрешения, включены семь отрядов: "Линия фронта", уже упомянутые "Малая Охта" и "Молодая гвардия", "Обелиск 92/2", "Неман", "Патриот", "Северный", "Шера". Выезжая на "Вахты памяти", молодые люди ведут раскопки, возвращая из небытия не только имена и фамилии, но и нечто большее - убеждения, что некогда пролитая кровь была не напрасна. К сожалению, в этом, казалось бы, святом начинании - не без негативных пятен.

- Несколько лет назад, - поведали поисковики, - из болота достали хорошо сохранившегося летчика. Отсутствие кислорода сберегло от повреждений тело, в сохранности были даже глаза. (Суровая реальность - уже через несколько часов останки погибшего превратились в желе). Связались по документам с его престарелым сыном, который живет в очень престижном районе города, по соседству с квартирами Боярского, Собчак. Предложили встретиться. Из-за бредовых опасений, что мы под этой маркой можем претендовать на его жилплощадь, данный человек открестился от своего отца, заявив: "Когда он погиб, я был совсем маленьким. Его не помню. И это мне не надо. Больше прошу не звонить". Пригласили священника, останки захоронили на кладбище. И это при живом сыне…


Еще один пример черствости и наплевательства на память. Земля в несколько десятков гектаров, где некогда шли бои, была продана бизнес-леди из Дании. На костях советских солдат она построила птицефабрику, безапелляционно заявив на роптание поисковиков: "О вашей войне я вообще ничего не знаю. Закон не нарушаю. Какие могут быть вопросы?.."

Это о плохом. Но хорошего все же больше. Молодые питерцы, воспитанные на примере стойкости, мужества, патриотизма, преданы поисковому делу. В отряде "Русь" есть парень - Саша Чупров. Слепой. Выезжая с ровесниками на вахты, он руками перебирает землю в местах раскопа. Все найденное: пули, осколки, награды, фрагменты костей, обмундирования - сортируют зрячие товарищи.

Во время посещения места гибели солдата из Лениногорска один из провожающих - Саша Новицкий, извинившись, спешно ретировался. Как потом выяснилось, совсем невдалеке его товарищи обнаружили останки бойца РККА - Рабоче-крестьянской Красной армии. Присутствие командира отряда при подъеме - обязательно...

Блокадники


В Риддере, да и в Усть-Каменогорске наверняка годы тоже забирают не только тех, кто с оружием мерзли в окопах на передовой, но и переживших блокаду. Нашел время, чтобы посетить выставку, посвященную 872 дням горя и испытаний на Пискаревском кладбище. В "Блокадной книге", хранящейся там, есть проницательные слова, затрагивающие струны души, заставляющие отметать все мелкое и суетное, меркнущее на фоне большой беды, большой радости, разделенные двумя слова - война и победа.

"У этой правды есть адреса, номера телефонов, фамилии, имена. Она живет в ленинградских квартирах, часто с множеством дверных звонков: надо только нажать нужную кнопку, возле которой значится фамилия, записанная в вашем блокноте. Ожидавшая или не ждавшая вашего посещения, вашего неожиданного интереса, она взглянет на вас женскими или не женскими, но обязательно немолодыми и обязательно взволнованно-оценивающими глазами "Кто?.. Почему?.. Зачем им это?". Проведет мимо соседей к себе и скажет тоже почти обязательное: "Сколько лет прошло… Забывается все…".

Ленинградские дома, квартиры блокадников… Вообразите себе солдата, который живет сегодняшним мирным бытом, но окружен теми же стенами, предметами, как бы все в той же землянке, в том же окопе. Следы осколков от снаряда на потолке - старинном, лепном, осколков стекла на глянце пианино. Пятно-ожог от "буржуйки" на блестящем паркете…

"А здесь паркет испорчен - это мой муж в последнее время колол мебель. Пока он не умер на этом вот диване. Вот здесь…"

Живите долго, наши ветераны! Мы помним о вас. Будем чтить ваш подвиг долго и трепетно! Спасибо за Победу.
Следующая новость